Новости образования • Информация о ходе реализации ФЦПРО 2016-2020 • Реализация проектов в сфере образования
Интервью

Интервью с Селюковым Романом Викторовичем на тему «Результаты мониторинга реализации проекта по модернизации региональных систем общего образования субъектов РФ»

27.11.2013

В рамках процедур абсолютно точно регламентированных Минобрнауки России, каждый субъект Российской Федерации с уровня образовательной организации, в части общего образования, начиная уже с 2007 года, направляет данные на портал www.kpmo.ru.

– Роман Викторович, скажите, пожалуйста, как Вам удается охватить в ходе проводимого Вами мониторинга реализации мероприятий по модернизации региональных систем общего образования все субъекты РФ? Нет ли проблем с предоставлением данных от регионов? Как Вы решаете проблемы  информационной недостаточности?

– Сразу хочу сказать, что мы иногда слышим о том, что регионы не предоставляют никаких данных о модернизационных, их публично невозможно собрать - это, откровенно говоря, совершенно не так. В рамках процедур абсолютно точно регламентированных Минобрнауки  России, каждый субъект Российской Федерации с уровня образовательной организации, в части общего образования, начиная уже с 2007 года, направляет данные на портал www.kpmo.ru. Поэтому в любой момент времени, за любой отчетный период (а в достаточно большой части показателей – ежемесячно), не позднее 20-го числа следующего месяца, мы имеем данные о результатах сбора значений по разным показателям за предыдущий месяц. Таким образом, картинка, по которой можно судить о том, что происходит в регионах по направлениям МРСО, имеется. Ее можно посмотреть на портале www.kpmo.ru в разрезе различных федеральных проектов, которые реализуются в данный период времени. Это было и в рамках комплексного проекта модернизации образования в 2007-2009 годах, в рамках реализации проекта по модернизации региональных систем образования в 2011-2013 годах. Начиная с 2010 г. и по нынешний момент  ведется мониторинг «Нашей Новой Школы», ежегодно проводится анализ этих данных, публичные обсуждения этих данных на портале Министерства образования и науки Российской Федерации. Поэтому надо иметь в виду – по проектам модернизации региональных систем образования имеется для анализа большое количество данных от субъектов Российской Федерации. Таким образом, проблема не в том, что данных нет, а в том, что не существует единой системы сбора данных.

Мы анализировали различные системы сбора. В частности, по общему образованию крупных порталов 14, которые собирают данные с уровня субъекта Российской Федерации. В дополнительном образовании детей еще в прошлом году до фактически такого массированного внедрения различных моделей модернизации дополнительного образования в рамках дорожных карт, таких порталов не было. Сегодня уже 4. Боюсь, что завтра их будет так же 14, как и в общем образовании. В дошкольном образовании порядка 10 различных порталов, которые собирают данные с уровня субъекта Российской Федерации. Конечно же,  это не нормальная ситуация. Проблемы с тем, чтобы обнаружить данные о том, что происходит в системе образования на уровне дошкольного, общего, дополнительного, среднего профессионального образования, на сегодня нет. Проблема  в том, что каждый субъект Российской Федерации испытывает серьезное напряжение, понимая, что в разные порталы приходится предоставлять зачастую одни и те же данные.

– Какие ключевые моменты, связанные с реализацией проектов по модернизации системы образования, Вы можете выделить по данным проведенного мониторинга?

– Основной проблемой, которая видится экспертами с федерального уровня в отношении модернизационных процессов в регионах, является ощущение на региональном, муниципальном уровне, на уровне образовательных организаций, что происходящие изменения в системе образования, меняющаяся нормативная база на федеральном уровне, скорее требуют формального переустройства системы образования, соответствующей нормативной базы на всех уровнях ниже федерального. Но это абсолютно не так. Простых решений, которые приводят к модернизации системы образования, на сегодняшний день не существует. Потому, что как только мы пытаемся упрощать, появляется большое количество проблем, которых раньше мы не наблюдали, возникающих исключительно по техническим причинам, из-за недопонимая того, что на самом деле предстоит делать.

Вот, в частности, в рамках реализации дорожных карт в дошкольном образовании стоят две разные задачи. Одна - это снижение очередности в дошкольные образовательные организации. Вторая – предоставление возможности детям от 3 до 7 лет получить дошкольное образование.

И мы видим, что вторая задача фактически вынуждает регионы сокращать количество ясельных групп, в которых пребывают дети от 1 до 3 лет, а увеличивать группы для детей от 3 до 7 лет, потому что стоит задача обеспечения  возможности всем детям от 3 до 7 лет получать дошкольное образование. При этом проблема очередности мало решается. Если традиционно подходить к проблеме снижения очередности в детские сады, то, понятное дело, нужно затевать масштабные стройки. Дефицит мест в образовательных  организациях дошкольного образования достаточно высокий. Строительство детских садов требует больших капиталовложений. Деньги найти и потратить, конечно, можно. Но если заглянуть на 3-5 лет вперед – можно увидеть серьезную проблему: начиная с 2012 г. демографические качели качнулись в обратную сторону. Мы видим, что на 10 тыс. населения в нашей стране начинает снижаться количество рождающихся детей. Это обусловлено, прежде всего, тем, что то малое количество детей, которые родились в 90-е гг. по понятным причинам нарожали мало детей сейчас, вступив в репродуктивный возраст. И понятно, что строящиеся в больших объемах детские сады рискуют попасть в ситуацию начала 90-х, когда невостребованные места в дошкольных образовательных организациях привели к тому, что сами здания передавались на другие цели, с тем, чтобы экономить на отоплении пустых помещений, содержании пустых зданий.

При этом мы понимаем, что нарастающий вал детей дошкольного возраста через некоторое время перейдет в школьный возраст. Соответственно, проблема возникнет следующая. Как найти большое количество педагогов начальных классов? В начале 90-х учителя начальных классов массово уходили из системы общего образования по причине малого количества детей младшего школьного возраста. Понятно, что строительство дошкольных учреждений и школ таких задач не решает. Поэтому первая проблема, которую хотелось бы зафиксировать – необходимость  формирования в субъектах Российской Федерации стратегии модернизации с серьезным лагом планирования хотя бы до 2030 года.

В различных субъектах Российской Федерации такого рода видение начинает происходить. В частности, можно привести  пример Калининградской области, в которой формируется целевая федеральная программа развития  области. В ней представлено общее видение социально-экономического развития субъекта Российской Федерации  и стратегии развития системы образования. Мы видим, например, в Центральном Федеральном округе в Воронежской области явно обозначенную стратегию того, что предполагается делать с системой образования в целом. Видим, на какие ориентиры выходить, какими механизмами изменять ситуацию в системе образования, под перспективные задачи, стоящие перед образованием до 2030 года. Можно привести в пример еще несколько субъектов Российской Федерации, которые и на уровне нормативных актов и на уровне ведомственного документа, например, такого, как «дорожная карта» изменений в социальной сфере, направленных на повышение эффективности образования, начинают  выстраивать стратегию на длительные сроки.

– Итак, что же происходит в субъектах Российской Федерации, какие эффекты прогнозировались  и какие достигнуты при реализации  МРСО?

– Нам надо определиться, в чем параметры эффективности. Вот мы приезжаем в регионы, смотрим на то, что происходит. Собственно мы приняли решение смотреть с позиции того, на какие эффекты сам субъект Российской Федерации рассчитывает. Это первая позиция. И второе. Видится ли весь комплекс важных эффектов, который мы хотим достичь в среднесрочной перспективе до 2018 года? Надо сказать, что вступая в решающую стадию 2013 года, проект МРСО получил яркую акцентуацию по повышению эффективности расходов в бюджетной сфере и повышению эффективности образования. Если брать пример МРСО - мы точно видим: серьезные средства вложены в систему общего образования в 2011-2013 годах. Но при этом мы не можем неведомственным языком вне системы образования, обозначить что изменилось. Внешне – мало что изменилось, ну, например, появились у детей бесплатные учебники и большая доля субъектов Российской Федерации эту задачу решила. При этом обеспечение учебникам, само по себе, неплохая задача, которую стоило решать. Но было бы интересно узнать, насколько эти учебники действительно эффективны с точки зрения качества образования. Проведенное нами исследование в этом году показало, что большинство учебников, которые закуплены под новый ФГОС, никоим образом не настраивают учителя на реализацию требований ФГОС.

Второе. Мы видим прошедшее повышение квалификации. Это тоже происходило массово. Если говорить о статистике, то фактически была поставлена задача за 3 года провести повышение квалификации всех учителей начальной школы. И надо сказать, что до конца 2013 года практически все регионы с этой задачей справятся. Вопрос в том, что проведя повышение квалификации, опять сложно вычленить какой-либо значимый эффект. Мы провели исследование и точно видим по полученным данным, что большинство учителей не реализуют системно-деятельностный подход, который является ядром нового стандарта, в школах не реализуется «нелинейное» расписание, которое является организационной основой введения ФГОС в подростковой школе.

До сих пор более 99% школ измеряет образовательные результаты детей по ЕГЭ, олимпиадам, успеваемости по учебным предметам. А номенклатура образовательных результатов уже и в формальном пространстве давно изменилась. Поэтому надо сказать, что вкладываются большие ресурсы, но при этом нет точного понимания, что эти ресурсы расходуются эффективно с точки зрения обеспечения эффектов, которые либо достигаются, либо не достигаются.

– Какой должна быть стратегия развития системы образования дальше? МРСО будет реализовываться еще несколько лет. Какова, по-Вашему, дальнейшая стратегия в отношении эффективности?

– С одной стороны это работа над развитием сети образовательных организаций. Сегодня меняются технологии. Школа, которая не в сети, школа, которая не может пользоваться внешними ресурсами, скоро перестанет быть интересной детям. Уже сегодня в европейских странах, в Америке, зарубежные студенты не сидят в аудиториях так, как сегодня сидят наши студенты в ВУЗах, потому, что есть большое количество ресурсов, которые позволяют слушать лекции, например, по сопромату не у преподавателя конкретного Института, а у ученого мировой величины. Мы прогнозируем, что  в течение  5-7 лет школы будут испытывать жутчайшее, прежде всего, эмоциональное, моральное давление и мучиться угрызениями совести, не предоставляя площадки и возможности детям получать образование не только у учителя в классе, но и в широких образовательных сетях.

В этом отношении нужно понимать, что стратегия развития сети образовательных организаций в регионах должна серьезно меняться. Что, например, делать с малокомплектными школами? Закрывать, конечно же, нельзя, потому что возить ребенка, к примеру, за 50 км в школу – это точно за гранью «добра и зла». Но вопрос в том, что и держать школу, которая дает некачественное образование, тоже нет смысла. Потому, что ребенок, даже за большие деньги, а школы эти обходятся субъектам Российской Федерации очень дорого, получит некачественное образование. Тогда весь вопрос в том, что возможно необходимы вложения, связанные с инфраструктурой получения образования в сети. Ребёнок на высокотехнологичной площадке некогда малокомплектной школы может получать высококачественное образование в сети.

Вот подобного рода стратегии, на мой взгляд, должны быть взяты на вооружение в субъектах Российской Федерации.