Новости образования • Информация о ходе реализации ФЦПРО 2016-2020 • Реализация проектов в сфере образования
Интервью

Интервью с Метелкиным Дмитрием Александровичем, заведующий лабораторией ФГБУ «Российская академия образования»

19.11.2015

Хотелось бы сразу сказать несколько слов о том, что собой представляло наше исследование. Оно состояло из 2-х частей. Они были предоставлены теми регионами, которые согласились сотрудничать с РАО в части внешнего экспертного анализа ситуации в ГОУ в регионах, которые были стажировочными площадками в рамкам ФЦПРО.

- Дмитрий Александрович, расскажите об исследованиях, проведённых РАО по мониторингу мероприятий по развитию государственно-общественного управления образованием (далее – ГОУО)?

- Хотелось бы сразу сказать несколько слов о том, что собой представляло наше исследование. Оно состояло из 2-х частей. Они были предоставлены теми регионами, которые согласились сотрудничать с РАО в части внешнего экспертного анализа ситуации в ГОУ в регионах, которые были стажировочными площадками в рамкам ФЦПРО.

Начать бы хотелось с проблематизации. Говоря о значении ГОУ во всей системе образования на разных уровнях, рискну сформулировать гипотезу, что ожидания часто различны и разнонаправлены. Мы хотим, чтобы оно сделало образование красивым? Если да, то акцент нужно делать на красивые иностранные слова. Если хотим, чтобы лицо образования было обращено к обществу, и всем нравилось – то это одна компетенция, определенные действия со стороны этих органов. Если мы хотим, чтобы ГОУ обеспечивало дополнительным интеллектуальным ресурсом систему управления, помогало видеть горизонт развития – это другая компетенция, конфигурация полномочий, другое планирование деятельности. Или же мы хотим, чтобы ГОУ сделало саму систему эффективной, гибкой, более чутко реагирующей на те задачи и проблемы, на которые обязано реагировать управление? Или хотим, чтобы ГОУ могло сделать нас всех более богатыми? Не претендую на законченность этого ряда потребностей, но можем ли мы объединить все эти аспекты?

 В реальности мы понимаем, что есть ограничения и приходится расставлять приоритеты и выстраивать систему, которая может быть близка к идеальной. Но это достижимо только в том случае, если нам по плечу будет системный и комплексный подход, позволяющий распылить эти функции между разными формами и форматами работы общества совместно с образовательными институциями.

Теоретически, с моей точки зрения, идеал достижим, но не за счет одного единственного ГОУ. Должна быть некая система, сконструированная и воплощенная в жизнь на уровне системы образования. Этот вывод сделан исходя из моей гипотезы, с которой я и дальше буду работать.

- Каковы же правовые возможности по конструированию такой системы?

Пункт 1 ст.89 ФЗ четко позиционирует, что один из ключевых принципов управления в образовании является его государственно-общественный характер. В п.2 этой же статьи оговаривается, о каких функциях управления в образовании идет речь. Это и стратегическое планирование, проведение мониторинга (контрольные функции), информационно-методическое обеспечение деятельности органов образования, государственная аргументация системы образования, повышении квалификаций.

Я перечислил набор функций, которые прописаны в законе. На самом деле, полноценно и полноправно они реализуются в системе администрирования, в той системе управления, которая сейчас есть. Ключевой проблемой здесь является разделение этих полномочий между субъектами управления.

Есть еще 2 момента, которые нам практически не встретились в мониторинговых материалах. Это отношения органов ГОУ к двум, на мой взгляд, выглядящим побочными, но немаловажным вещам, прописанным в законодательстве. Обращаю ваше внимание на п.3 ст. 273-ФЗ, который говорит, что мы хотим механизм учета мнений участников образовательного процесса при подготовке локальных актов, затрагивающий интересы указанных участников.  В большей степени здесь речь идет об учреждениях. Но вот такой работающий и очевидно полезный механизм мы не смогли увидеть в результатах мониторинга. Даже если он и существует, то не явно.

И последний момент, это комиссия по урегулированию споров между участниками образовательного процесса. Эта норма, прописанная в законе, редко встречается и пока не является нормой жизни. Это приводит к отсутствию механизма снятия противоречий и конфликтов на низком уровне, который выводит любой ситуативный конфликт сразу на уровень обращения к президенту, в министерство и т.д. То, что может разрешаться через согласительные органы, обращается валом жалоб идущих наверх, потом спускается вниз, порождая громадный бумажный водоворот в бюрократических структура. В некоторых ситуациях блокируется работа региональных органов исполнительной власти, и достается директору, т.к. он является первичным звеном, на которое падает необходимость искать ответы на все эти вопросы. 

- Как оценено было качественное состояние ГОУО в рамках исследования?

- В процессе нашего взаимодействия получилось качественное сотрудничество. Представили хорошие материалы Ставропольский, Пермский, Красноярский край, Липецкая, Воронежская, Иркутская, Тамбовская области. Это позволило провести хороший и качественный анализ. «Де-юре», и хочу это подчеркнуть, во всех регионах на всех уровнях сформированы ГОУ. Если бы речь шла только о политическом и этническом контексте, то в этом пункте мы могли бы поставить точку со словами, что ГОУ у нас есть. Но проблема в том, что реальная жизнь отличается. И исключительно формальный подход оборачивается для нас здесь рисками. Если мы в эту конструкцию не вдохнем жизнь, не поймем, как она должна работать, какие полезные эффекты обеспечивать и через что мы можем эти полезные эффекты увидеть, мы наталкиваемся на риск девальвации самой идеи полезности этой управленческой структуры. Это минимальный риск. Но он вполне реален, как забирающий время, отнимающий ресурсы, но ничего полезного для системы не дающий.

Опрос показал (опрашивались участники со стороны родителей, педагогов, администраторов разного уровня), а демократичность в разных пропорциях и разных структурах ГОУ широкая, позволяющая говорить, что позиции всех участников образовательного процесса так или иначе представлены. Но этот же самый тезис оборачивается удивительной вещью. Получается, об этом знают и этим пользуются очень небольшая (25-30%) часть.  Получается, что есть родители, которые погружены в школьные проблемы, которые участвуют, в том числе, и в управленческих процессах, а остальная часть родителей ничего не делает. Правильно ли это? Позволяет ли это достичь цели, которые мы предполагаем связанными с ключевыми эффектами с ГОУ? Это вопрос для обсуждения.

- Интересно узнать результаты по показателям самооценки.

- Мне трудно было ожидать другой социальной самооценки. Никто не скажет о себе, что он глуп или некрасив. Когда мы спрашиваем через социологические опросы: вы действуете результативно, эффективно?  Нам отвечают, что все замечательно. Поэтому в этом смысле, как нам представляется, определенный уровень эффективности органа ГОУ обеспечивает вопрос достаточен ли он, чтобы мы сделали вывод о том, что эффект достигается.

Как было уже сказано, во всех регионах, которые приняли участие в нашем совместном исследовании, были разработаны замечательные программы повышения квалификации разных категорий участников ГОУ. Но в то же время мы сталкиваемся с несопоставимостью обновления состава органов ГОУ и обучения, которое предполагает доведение уровня компетенции общественных управленцев хотя бы до минимально приемлемого уровня. Реалии таковы, что пока у нас ресурсы на это есть, мы на это тратим. Но как только это исчезнет, в регионах и у юристов и у экономистов возникнут вопросы о том, насколько система образования может позволить себе за государственный счет учить представителей ГОУ. Здесь тоже активизируется риск того, что при сворачивании проекта по ГОУ мы это легко можем потерять.

Все управленцы регионального и муниципального уровня, которые столкнулись с необходимостью формирования общественных советов, должны играть ключевую роль в оценке качества образовательных услуг, как одно из социальных отраслей, в соответствии с 256-ФЗ. С одной стороны, тема по оценке качества услуг играет роль исполнителя, а тему дает Минтруд. С другой стороны само наименование органа, который этим занимается, а именно общественный совет, как он вписывается в существующие конструкции региональной системы ГОУ, уверен, не понимает сейчас никто. И в этой связи система будет претерпевать определенные изменения в ряде вот этих факторов. Поэтому акцент на выстраивании и на оптимизацию региональной системы ГОУ в среднесрочной перспективе, как мне представляется, будет носить на себе отметку этих внешне приходящих факторов.

- Каков Ваш взгляд на дальнейший анализ региональных систем ГОУО?

- Тут подходит матричная модель, так как она позволяет жестко увязывать набор одноуровневых параметров. Это уровни образования (понятно, что на уровне образовательной организации один набор полномочий и задач, на муниципальном уровне - другой и т.п.). Есть еще один набор параметров. Это функции управления, и те управленческие подсистемы, которые, как нам представляется, можно было бы рассматривать ту или иную роль ГОУ. Таким образом, по каждому срезу мы будем в состоянии  получить ту или иную картинку, характеризующую степень интегрированности, скоординированности, глубину интеграции административных управленческих структур в системе образования с одной стороны, и органы ГОУ с другой стороны. Проблемой пока является единица оценки. Они должны носить качественный, номинативный характер, или количественный? Это предмет дальнейшего разговора, и, я надеюсь, при участии экспертного сообщества.